Previous Entry Share Next Entry
Рассказ реабилитантки Фонда "Город без наркотиков"
larisatsvetkova
Оригинал взят у v_pomazkin в Рассказ реабилитантки Фонда "Город без наркотиков"
Публикую без изменений. Орфография и пунктуация автора сохранены.



Исповедь бывшей реабилетантки.

Про меня

Мне 29 лет, стаж употребления наркотиков 7 лет, героин. Я много раз бросала, и снова начинала, всё бесполезно. Уговоры родителей, проблемы со здоровьем, долги, ничего не останавливало. Последние три года у меня была хорошая работа, доступ к большим деньгам. Началось опять с того, что я решила один разочек кайфануть, сначала один раз в неделю, потом два, потом каждый день, потом система. Вскоре мне привозили на работу, иногда я срывалась с рабочего места и ехала за очередной дозой, толпы наркоманов звонили мне и предлагали, зная, что у меня есть деньги, и что я никогда не откажусь.

В 2011 году весной, меня уволили за большую недостачу в магазине. Я начала работать в такси, хватало только на дозу и бензин. Разбила машину, воткнула за рулем. Я просто закалывалась. Мне не важно было где взять деньги, украсть, обмануть, кинуть – моя цель была доза, больше в этой жизни меня уже ничего не интересовало. Я понимала, что эта страшная воронка тянула меня за ноги вниз, в пропасть. Я видела кто меня окружает, было противно, но это было сильнее меня. Мама боролась за меня как могла и как понимала. Сейчас страшно вспомнить и очень стыдно за себя прошлую. В один прекрасный день  я  сказала ей, что думала, что я сильная, но сдалась и сама с этим не справлюсь, что не могу больше так жить, что уже просто не могу!. Мама давно искала выход, искала тех, кто мог бы мне помочь. и на счастье мне и ей Фонд Город без наркотиков открыл, Женский реабилитационный центр, в Сарапулке  в Свердловской области. Мы приехали в офис на Белинского 19, поговорили,  я ознакомилась с договором, и подписала его, написала заявление, о том, что я хочу избавиться от наркозависимости. И поехала в реб.центр., это было 9 июня 2011года.

Карантин

Меня поместили на карантин. Признаюсь честно, первую неделю мне было очень тяжело, у меня были страшные ломки, я не могла сидеть, лежать, стоять, я не спала около семи дней. У меня выкручивало ноги, жутко болела поясница, страшная депрессия и очень хотелось обратно домой, колоться. Я ненавидела близких, мне не хотелось жить, мысли о самоубийстве не отпускали меня. На этом фоне, я думала только о том, как мне убежать отсюда и что рассказать родителям, чтобы больше сюда не возвращаться. Моё тело, мой мозг просто требовал наркотик… И рядом лежали такие же как я, ворочались, маялись и хотели колоться…

Через неделю я первый раз уснула, и с каждым днём мне становилось легче.

Карантин- эта отдельная комната  для вновь прибывших девчонок, там стоят двухъярусные кровати, стол, пару стульев, есть телевизор и DVD проигрыватель.

 Питание: утром – молочная каша, лук, свежий хлеб, сладкий чай, в обед – горячий хлеб, лук, парное молоко, и ужин - каша, лук, хлеб, сладкий чай.  Кстати, парное молоко впервые в жизни я попробовала именно здесь, в Сарапулке на карантине. Благодаря именно такому питанию, я перестала думать о наркотиках. Мы не были голодными, просто хотелось чего-нибудь вкусненького, жареного, сладкого.

       Каждую неделю, перед едой мы взвешивались, все поправлялись на килограмм на два. В течении дня мы занимались по программе Шичко, сначала смотрели лекции, чтобы понять для чего все это нужно, а потом начинали писать дневники. Из личного опыта могу сказать, мне это очень помогло  разобраться в себе, понять, почему я начала употреблять и что я должна делать в будущем, чтобы не повторять этих ошибок. Благодаря Евгению Маленкину, все девчонки прошли эту программу, ведь именно он внедрил её  и благодаря именно ему  наша реабилитация приобрела смысл. Я помню как мы лежа на кровати, с фонарями на лбу, писали эти дневники, а потом каждая делилась впечатлениями от каждого написанного дневника. Мы копались в себе, в своём прошлом, выковыривая самое гадкое и оставляя самое хорошее. Было здорово!!! В свободное время, мы смотрели хорошие фильмы, читали книги.

После карантина. Распорядок дня.

Свобода. С карантина я вышла  через три недели, тогда на женском  было около девяти девчонок. Распорядок дня был такой: подъем в восемь утра, умывались, заправляли кровати, делали зарядку на улице, молитва и завтрак (сладкая каша на молоке, со сливочным маслом, хлеб, сладкий чай или кофе, с печеньем или конфетами.)  Потом мы занимались уборкой дома, наводили порядок, мыли полы, протирали пыль, поливали цветы, кто-то занимался стиркой, кто-то гладил, две девчонки готовили. Обед (суп, горячий хлеб, компот и что-нибудь из сладкого). После обеда мы отдыхали, занимались собой, кто красил ногти, кто волосы, кто подстригался, в общем  потихоньку превращались из чудовищ в красивых девушек. Потом у нас было чаепитие, мы садились за общий стол пили чай с конфетами и обсуждали проблему наркомании. Перед ужином мы копались в грядках, у нас был свой небольшой огород, картошка, кабачки, помидоры, зелень и многое другое. Ужин – например, картошка с котлетой, салат из овощей, хлеб, лук, сладкий чай или кисель. После ужина у нас было свободной время, кто-то смотрел телевизор, кто-то отдыхал, кто-то писал дневники, кто-то читал, в общем каждый делал что хотел, и в десять вечера мы ложились спать.

Дом, в котором мы жили, всегда был открыт, закрыты были только ворота, из-за негативного отношения местных жителей, каждый мог пойти погулять, побыть на свежем воздухе, позагорать,  поиграть в бадминтон, предупредив только об этом кого-то из старших. Дом закрывался только на ночь, никто никого не удерживал. Была дружелюбная обстановка, по выходным мы ездили купаться на Белоярку, ездили в лес за грибами и ягодами. Иногда делали шашлыки во дворе. Играли в фанты, глухой телефон и т.д. Было здорово!!!

Наши гости.

Помимо всего этого практически каждый день, к нам приезжали гости. Наш дом,  именно дом (мы никогда не называли его бараком) очень гостеприимный, мы рады были всем, кухня всегда готовила  что-нибудь вкусненькое, девчонки красились и наряжались. Все охотно давали интервью, кто не хотел, просто  говорил об этом, и их не снимали. В основном это были журналисты, мы показывали им свой дом, рассказывали об условиях, делились впечатлениями. За год к нам приезжало столько журналистов, что я могу даже не вспомнить, и из журналов, и из разных газет,  радио, телевидения. Не редкими гостями были и журналисты из других стран : Германии, Франции, Америки. А так же были известные актеры, ведущие. Однажды к нам приехал батюшка и осветил наш дом. На душе стало так спокойно и тепло, а наш дом будто стал светлее. Потом мы долго сидели и беседовали с ним. В течение года к нам приезжала съёмочная группа из Москвы, они снимали фильм про нас, про то,  как мы живем и чем мы занимаемся. Приезжала к нам и Татьяна Мерзликова, это уполномоченный по правам человека,  бывала у нас она частенько, мы все собирались в большой комнате и общались, очень добрая и открытая женщина, которая действительно хочет помочь. Она предлагала помощь девчонкам, у которых есть дети. По субботам к нам приезжал психолог, все кто хотел, мог пойти и пообщаться с ней. Я  тоже ходила к психологу, но не всегда. Приезжали родители, мамы, папы, братья, сёстры. Мы всегда были рады всем и ждали их, так как родители приезжали всегда с гостинцами. Да и просто скучали. Хотелось ли домой? Да, конечно хотелось, но мы понимали почему мы тут все оказались и просто жили и выздоравливали.

Старший  женского  Игорь Шабалин.

Девчонки звали его Батя или Отец.

 Игорь Шабалин, приехал к нам в начале августа, мы все собрались в большой комнате, для знакомства. Все с нетерпением ждали, какой же он. Тут заходит высокий, красивый молодой человек, скромно поздоровался,  и ушёл в свою комнату. Он оказался очень внимательным, добрым, отзывчивым и ответственным. Ко всем девчонкам относился одинаково, всем пытался помочь, если у кого-то что-то заболит, возил в больницу, то к зубному, то к хирургу. Некоторые реабилитантки прибыли с условными сроками, а это означает, что они должны были в определенное время отмечаться в полиции. Игорь относился к этому очень серьёзно, чтобы не подвести девчонок, он их отвозил в полицию, чтобы они отмечались. Да и сам участковый не редко приходил к нам.

Наш женский реб.центр фактически являлся частным домом, где не было централизованного отопления, водоснабжения, канализации. Игорь Шабалин, решал все хозяйственные вопросы, заказывал уголь, дрова, занимался вывозом мусора, решал проблемы с выгребной ямой. Поскольку в Сарапулке  были очень сильные ветра, у нас очень часто вышибало электричество и руководство Фонда решило приобрести нам генератор. Он знал как топить печку, следил за батареями, занимался закупом продуктов и многое другое .

У многих девчонок в результате анализов  выявлялся ВИЧ, Игорь помогал им встать на учёт в Спид-центр, возил их на обследования, проходил вместе с ними всех врачей. Сообщал родителям обо всех проблемах со здоровьем и они вместе решали как помочь и что делать. Любая могла подойти к нему и поговорит о том, что её беспокоит, о своих переживаниях, он слушал всех и давал советы, успокаивал. Девчонки могли пообщаться с родителями по телефону, со своими детьми, писали друг другу письма, по выходным в реб. центр приезжали мамы, папы, бабушки, мужья привозили детей девчонок, чтобы повидаться и передать гостинец. Если бы вы видели, как плакали и радовались родители, когда видели своих дочек, которые благодаря Фонду и людям которые там работают становились абсолютно другими людьми, свежими, красивыми, ухоженными, счастливыми, здоровыми, это не передать словами!!!

Игорь очень старался для нас для всех и любая девчонка , я уверенна в этом, это подтвердит. Для карантина каждый день он покупал парное молоко и горячий хлеб, иногда баловал конфетами, мог просто зайти и сидеть с ними часами разговаривать. В реб.центре были две девчонки  школьного возраста. Для них он договорился с местной школой, чтобы они начали учиться и закончили 9 класс. Он проверял их домашние задания, девчонки помогали учить уроки. И нашими общими усилиями они получили аттестаты, чему мы все были очень рады.

Игорь тесно общался с администрацией Сарапулки, предлагал помощь, и они с удовольствием принимали её. Мы занимались уборкой территории, вооружившись граблями и мусорными мешками, мы решили привести поселок в порядок. Начали с центральной площади, потом разделились на группы и разбрелись. Кто-то убирал детские площадки, кто-то футбольное поле, некоторый пошли вдоль дорог и по центральным улицам. Работы было очень много, заканчивались мешки, ломались грабли, но мы не сдавались и за три дня убрали всё!  В благодарность за наши труды администрация п. Сарапулка передала нам грамоту, мы вставили её в рамочку и с гордостью повесили в нашем доме.

Игорь старался, чтобы все праздники мы отмечали по настоящему. К какому-либо событию мы готовились за неделю, кто-то сочинял стихи, придумывали сценки, в красивый пакет собирали подарки, кто, чем богат, шампунь, лак для ногтей, носки, открытки и т.д. Кухня с утра готовила шикарный стол: пекли  пироги, резали  салаты,  вторые блюда, торты, бутерброды.

После застолья выключали яркий свет и начинались танцы. Так прикольно! Все трезвые, все веселятся, смеются, прыгают, танцуют. Я даже не думала, что на трезвую голову можно так здорово проводить время! Все эти праздники мы снимали на камеру и делали фотографии. Получалось супер.

Однажды мы отмечали Сашкин день рождения, у неё почему-то было грустное настроения, и чтобы как-то его поднять, мы кое-что придумали. Кто-то позвал её на кухню, она открывает дверь, стоит такая вся нарядная, в платье вечернем,  на каблуках, спрашивает: «Зачем звали?» И тут я беру кусок торта и кидаю прям в неё: «С Днём рождения, Саша!» Она сначала опешила, но не растерялась, на столе стоял салат,  она берет ложку и запускает в меня. В общем началась перестрелка продуктами, к ней подключились практически все. Стены, полы, потолок, и все мы были в еде, кто лежал на полу от смеха, кто-то продолжал кидаться. Хохоту было на всю Сарапулку!  Потом мы дружно всё отмывали! Праздник удался! Сашка мне сказала спасибо.

 Ройзман.

Очень часто к нам приезжал Евгений Вадимович, мы всегда очень ждали его приезда. Как было у нас принято, мы собирались в большой комнате. Говорил он всегда с нами откровенно, искренне, слова его шли от самого сердца.  Может, он был не многословен, но этого было достаточно, чтобы понять, что он в нас верит и прикладывает все усилия, чтобы нам помочь.

Часто возникали бытовые проблемы, и  Евгений Вадимович Ройзман незамедлительно решал их. Нужен холодильник, потому что старый не справляется?  Пожалуйста. Привезли через неделю большой, вместительный, новый. Сломалась стиральная машинка? Купили новую. Не достаточно одной? Купили вторую. На новый год Евгений Вадимович привёз нам огромный плазменный телевизор, мы очень этому были рады и благодарны. Мало места?  Давайте начнем строительство нового здания и построил пристрой к дому, где разместилась большая столовая, кухня и 20 мест  для вновь прибывших. Когда начались проблемы с водой, просто буквально за две недели нам пробурили собственную скважину. Стало не хватать кухонной утвари - поехали и купили всё что необходимо. Девчонки захотели заниматься спортом и нам привезли тренажеры. Стал вопрос о транспорте, и это не проблема, заказали микроавтобус.

Евгений Вадимович сам лично подобрал для нас библиотеку, каждый месяц пополнял нашу фильмотеку.

Можно долго перечислять все его старания, но можно твёрдо сказать он делал всё, чтобы обеспечить нам все условия жизни, помочь нам выкарабкаться из нашей беды.

Я могу сказать с полной ответственностью, мы не в чём не нуждались!

Маленкин. Дядя Женя.

Дядя Женя, так звали его все мы, приезжал к нам практически каждый день. Началось всё с того, что он привёз нам программу по избавлению от наркозависимости Шичко и начал с нами заниматься. Он проверял наши дневники, подолгу беседовал с каждой, направлял нас.

Евгений Викторович постоянно организовывал для нас различные мероприятия, он хотел украсить наши будни яркими впечатлениями, о которых мы в своём прошлом наркоманском угаре совсем забыли. Осенью мы ездили кататься на лошадях, мы провели там целый день и получили массу удовольствий. Зимой, практически каждый в выходные мы приезжали на каток и катались на коньках. Мы вставали паровозиком и катились, и если кто-то начинал падать всю цепочку тянул за собой, разгонялись и падали в сугроб, играли в догонялки, на всем ходу врезались в друг друга, было очень прикольно, мы столько смеялись! Все были довольны, и по настоящему счастливы. На Крещение мы ездили купаться в прорубь, Иордань, было холодно, но это нас и дядю Женю не остановило. Крещение же! Приехали на место: красота потрясающая, везде горят свечи, вокруг люди счастливые и радостные. Искупались все, никто не испугался. Ноги трясутся, губы синие, а на душе какая-то легкость и ощущение свободы. Да, это стоило того! Приехали домой, долго пили чай и делились впечатлениями. И замедте , никто не заболел.

Как-то дядя Женя повёз нас в знаменитый салон красоты мастера Мочанова. Представляете? Нам сделали модные стрижки, причёски. Это мечта каждой девчонки. Преобразились все до не узнаваемости. Мы увидели, что мы просто красавицы, принцессы и королевы. Дядя Женя сказал, что мы и есть такие на самом деле, только забыли об этом, но придётся вспоминать…В женщине всё должно быть прекрасно, и внешнее и внутреннее.

Перед Новым Годом  приехал к нам дядя Женя и говорит, будем выступать на Изоплите в мужском реб.центре. Задача выступить лучше всех! Мы вас не подведем, сказали девчонки!

Готовились целый месяц, репетировали целыми днями, с утра до ночи. Придумали сценку и танец. Второй номер танцевали две девушки Танюша и Санька, проблема была в том что, одна была полненькая, а другая худенькая и вместе, хоть и у них всё получалось синхронно, смотрелись не много смешно. Сашку мы звали  Пирожок, она очень любила поесть, и мне пришлось заняться её диетой. Прошла неделя, результатов не было, прошла вторая, ситуация та же. Оказывается, она в тихоря поедала конфеты, бутерброды и всё то, что не способствовало её похудению. Однажды я зашла на кухню и увидела, как она уплетает огромный кусок торта. Я не удержалась, наругала её, и сказала, что танцевать она больше не будет. Сашка расстроилась и убежала. Вечером она подошла ко мне и сказала, что это больше не повторится, и что она очень хочет танцевать. Ты говорит по стороже со мной будь, тогда у меня всё получится..

К назначенному дню, у нас всё было готово, Санька похудела. Сценка была супер!  Придумали сами, кое с чем помогли родители.

Дядя Женя как-то привёз к нам очень интересных  мастериц кукол. Это были монахини и они научили нас шить замечательные куклы, мягкие игрушки.  Мы решили организовать благотворительную акцию, для детей больных онкозаболеванием.  Мы делали мягкие игрушки, а сёстры нас направляли, учили разным приёмам шитья игрушек. Своих родителей мы попросили привезти необходимый материал: обрезки разных тканей, синтепон, специальные иглы, крючки, нитки.  Это была кропотливая работа, но интересная. А потом мы видели фотографии, где в руках у деток были наши игрушки. Было очень приятно.

Сейчас и не упомнишь всего, но возился с нами Малёнкин день и ночь. Он и строгий был и добрый, очень переживал, если что-то не получалось, учил быть ответственными за свою жизнь. Как-то привёз к нам освящённую икону Богородицы «Неупиваемая чаша».

Работа.

Мы очень хотели  заниматься каким-нибудь полезным делом, например, работать. А почему бы и нет, хотелось быть полезными.

Первой нашей работой была фасовка гвоздей. Для нас это было большое событие. Потом осенью  пару недель мы занимались лесопосадками, ничего сложного, просто клали в ямки молодые ёлочки и ногой притаптывали. Самым приятным моментом было, когда мы все собирались возле костра и готовили себе еду, варили суп, делали бутерброды, наливали чай. Сидели, смеялись, кто отдыхал, хорошо было.

Иногда мы ездили, на лесопилку и занимались уборкой территории.

Весной, мы собирали ветки спилиных деревьев и складывали в кучи, ещё ездили на прополку тех самых ёлочек, которые мы прошлой осенью сажали.

Конечно,  работали мы не бесплатно, у нас была цель построить собственную баню и мы построили её, где-то за работу нам привозили дрова, где-то материал, а где-то и деньгами. Стройка шла медленно, но верно.

Казанцева Танюша.

Я помню тот день когда она приехала в реб.центр. Такая весёлая, интересная девчонка. На карантине она была очень мало. Сразу влилась в наш коллектив. Она была очень активной  и за всё бралась с удовольствием, за любое дело. Я помню, как мы вместе пололи поле, где Малёнкин пообещал сделать нам волейбольную площадку. Она очень много рассказывала о своих  детках.

В тот день,  когда она стала плохо себя чувствовать, у неё поднялась температура достаточно высокая. Это было вечером, мы дали ей жаропонижающие таблетки. Ночью мы от неё не отходили. Утром Игорь вызвал скорую помощь, ему отказали, сказали: «Натрите уксусом, и дайте таблетку анальгина». Позже мы вызвали  еще раз, ответ был тот же. Тогда девчонки побежали в фельдшерский пункт в п. Сарапулка. Привели двух специалистов, Таня рассказала им о своём  самочувствие, рассказала, что когда-то у неё был менингит, они посмотрели её и сказали что её симптомы ни на что не похожи,  что она скорей всего притворяется, но потом  можете  понаблюдать её у невропатолога.. Это всё что сказали нам фельдшеры, и мы им поверили.  Думали, гадали, от чего это? Может  каких-то таблеток напилась? Зачем? Каких?

Таня поднялась наверх и вдруг начала кидаться на девчонок, кусаться, драться, плеваться биться об стенку. Мы дали ей успокоительного.. Она не много успокоилась и уснула. Что делать?. Мы приняли решение, отнести её на карантин, потому что весь дом был напуган. Никто не мог понять, что с ней, Игорь был постоянно на связи с её родителями, пытался всё снова вызвать скорую, но они отвечали то машин нет, то ещё что-то, но машину не отправляли. Таню никто не бил! За что? Я пыталась напоить её водой,  разговаривала с ней, мы положили её на кровать, матрас пришлось убрать, так как он был мокрый, она на него помочилась, а других матрасов не было. Мы не знали что делать!!! Всю ночь она бредила, утром мы опять позвонили в скорую, нам пришлось соврать и сказать, что у неё эпилепсия и только тогда они приняли вызов и приехали. Врачи осмотрели её, задали пару вопросов, она им ответила и они увезли её в больницу. Нам сказали, что дело серьёзное.  Все очень сильно переживали за неё. Игорь каждый день ездил в больницу к ней. Малёнкин, Ройзман, врачи  делали что могли для неё, но к сожалению спасти её не удалось. Для всех нас это был шок и большой стресс. Вот так за несколько дней от менингита умерла Таня.

Разгром женского.

Я помню этот день как сейчас. К нам приехал Ройзман, все мы собрались в большой комнате. Он сказал, что на данный момент,  к нам едет полиция, ОМОН, и он не знает какие цели эти люди преследуют. Вы сейчас выбирете сами. Кто хочет оставайтесь, а кто хочет может идти домой. Никто никого не выгонял. Ну и представьте, девчонки на карантине  у которых ещё не прошли ломки,  конечно они выбрали уйти, только не домой, а за дозой. Началась паника. Девчонки  в спешке, собирали вещи. Другие, боясь на подсознательном уровне полицию, потому что у любого наркомана в прошлом были проблемы с правоохранительными органами, тоже начали собираться. Кроме того, все помнят и 2 газели СОБРа в масках, и машины с полицией и прокурорами, которые осаждали наш дом накануне. За кем –то приехали родители, кому-то мы вызывали такси.

Нас осталось двадцать человек кто принял твёрдое решение остаться не смотря ни на что. Ройзман и Малёнкин уехали на Белоярку. Так как туда уже прибыла полиция. Дома разгром и полный беспорядок. Буквально через час нам на телефон начали звонить родители, которые забрали своих детей из реб.центра, и рассказывать ужасные вещи. Их остановила полиция и настойчиво просила проехать в отделение. Если кто-то отказывался, то вход шли угрозы о задержании. В отделении всех девчонок просили написать заявление против Фонда. Это я знаю не понаслышке, а сама лично общалась с девчонками и с их родителями. В это время приехали  братья  одной девчонки , забрали её и через несколько минут позвонили и сказали, что по трассе в Сарапулку едут машины с ментами. В доме началась паника ещё больше. После этого звонка побежали все и я тоже.

Эти люди в погонах, которые должны нас защищать, они вселили  в нас такой ужас и страх, что мы оставили тот дом, который нам подарил шанс на новую жизнь, бросить тех людей,  которые желали и делали для нас только добро..

Мы были счастливы в этом доме, но наркоманский инстинкт страха перед полицией сработал и мы убежали бросив всё. А потом менты выискивали нас, выцепляли из домов и под давлением заставляли писать заявления на Фонд. Многие из нас сорвались и начали колоться. Одной девчонке пригрозили наручниками, если она не пойдёт на допрос. Вот так они собирают компромат на Фонд.

И что сейчас.

Я была в женском реабилитационном центре с самого открытия. Я могу с полной уверенностью сказать, что никто никого и  никогда там насильно не удерживал! Вход и выход был абсолютно свободный. Я была одной из старших  на протяжении долгого времени, и сама лично занималась приёмом вновь прибывших девчонок. Они все приезжали добровольно, со своими родственниками, и этому есть и заявления от них и от их родителей, видеосъемка, соглашения, где написаны всё об условиях.

Никогда у нас не было насилия, и никто никого не унижал. Никто не оказывал психического давления. Мы все были равны, мы все были бывшими наркоманами, которых объединило только одно стремление бросить наркотики и начать жить по другому. Просто кто-то отвечал за дисциплину, кто-то за порядком, кто-то за пищеблок, но права были у всех одинаковые!!!

Конечно, не всё так гладко у нас было, конфликты тоже имели место быть. Но, а как без этого? В женском коллективе всегда есть сплетни, ссоры, даже драки, зависть, ложь. Были случаи воровства и естественно, эти проблемы нужно было как-то решать! Здесь и сейчас. Как? Самым действенным как всё говорят «наказанием», было, запрет на курение. Все сразу всё начинали понимать, запрет на косметику. В  целях физкультуры были и приседания, но не такие жестокие, как рассказывают наши так называемые «потерпевшие», например 5 минут поприседать, а пять минут помахать руками. Да уж вот это действительно жестоко!!! Это всё было придумано для нашего же блага, у меня после такой зарядки стали, подтянуты мышцы ног. При том, что все девчонки сильно поправлялись, кто на 10 кг., а кто и на 20кг., я считаю такие «наказания» просто очень полезным делом. Однажды у нас подрались две девчонки, их закрыли на карантин. Ну, у нас не институт благородных девиц. Ссоры были. Я вообще не считаю это «наказанием», карантин это просто комната отдыха, спишь, ешь, смотришь, фильмы, читаешь книги, разве плохо? Да и ещё на кашах можно скинуть пару кг., просто рай какой-то.

Наручников у нас никогда не было, и быть не могло, мы же не преступницы и не заложницы. Мы обычные девчонки, которые благодаря родителям и Фонду начинали новую жизнь.

Питание просто супер, природа, свежий воздух, банька, на работу с радостью. Потому что в четырёх стенах большому коллективу, всё равно тяжеловато и любой выезд для нас был, действительно праздником!

Сейчас я читаю как господин Строганов, даёт всем интервью и с такой уверенностью рассказывает такие вещи, которых нет и не было, вот например, что звонила родительница из города Киров и говорит, что её дочь похудела на 25 кг. Ложь! Да у нас была с этого города только одна девушка по имени Лиза, она работала на кухне, как вы думайте кухонный работник мог похудеть да ещё  на 25 кг? Мы каждую неделю взвешивались, вели журнал, чтобы хоть как-то контролировать свой вес, и любая из нас подтвердит, что такого не было!

Так же господин Строганов, рассказывает, когда он приехал с миром, чисто спонтанно к нам на проверку. Вы читали сколько силовых структур он с собой захватил спонтанно, а СОБР! Якобы СОБР приехал защитить его от «боевиков» Фонда. Кто боевик:  Малёнкин? Удеревская? Игорь Шабалин? И двое молодых ребят с мужского реб.центра? И мы такие в юбочках? Да,  действительно,  очень страшно!!! А то,  что две газели с головы до ног полностью  вооруженных людей в масках, это нормально! Да это нам нужно было испугаться, за что нас девчонок так ненавидить этот человек, что натравил на нас даже СОБР. К нам было просто не проехать тем же родителям, вся дорога была заставлена машинами силовых структур. И это к нам,  к обычным девчонкам, которые выбрали ЖИЗНЬ! Мы вышли к нему и пели песни, и просили не трогать нас, что нам здесь нравится. Они приехали проверить как мы живём, но почему- то никто не поговорил с нами, никто не спросил у нас, как нам здесь им на нас было абсолютно насрать, они преследовали другие цели! Им интересны допросы в полиции .

Так я могу много и долго рассказывать, но не вижу смысла… Вы и так всё понимаете.

Насчёт побегов, были случаи как, например, с Гриневской Наташей. Её не было два дня, потом с нами связалась её мама и сказала, что Наташа очень хочет вернуться и сама не знает, как это получилось, а как вернуться она не знает. И только по просьбе её родителей и самой Наташи, мы привезли обратно в реб.центр. Она очень долго извинялась, просила прощения, и говорила, что сама не знает, почему она это сделала. Она была очень сильно пьяна и я решила сделать ей тесты на наркотики, и они показали положительный ответ - барбитураты. Вывод такой: все кто таким не понятным и сложным способом покидает центр, ими просто движет желание уколоться или напиться, но никак от того, что им было плохо или что кто-то их удерживал и обижал. Все девчонки могли спокойно обратиться к тому же самому Игорю, и сказать, что она хочет домой. Эта добровольная реабилитация.

А что сейчас, после разгрома, больше половины девчонок колется, потому что не прошли до конца реабилитацию, девчонок,  угрожая наручниками, отвозят на допросы. Одна девушка умерла от передозировки, старшего женского арестовали за незаконное удержание, Малёнкина объявили в федеральный розыск.

Вот скажите мне,  как живя в одном доме, 6 человек могли удерживать, а остальных 40 человек нет. Это абсурд! Нас морили голодом, то-то мы все поправились и нам стала мала одежда! Нас наказывали – на сигареты и приседанием, очень жестоко!!!

Всё это бред и делается специально, чтобы закрыть Фонд.

Уважаемый господин Строганов, вы везде говорите, как можно назвать эффективным лечение в реабилитационных центрах Фонда, если старший женского опять начал употреблять наркотики. Доношу до вашего сведения, нас наркоманов никто не лечил, нам просто давалось время чтобы подумать и протрезветь. И всё. А там человек сам решает, будет он употреблять наркотики или нет. И кроме того, он сорвался именно от чтения вашего сайта, где вы распространяли всякую чушь о Фонде и упорно пытались представить его сотрудников преступниками.

Лично мне Фонд помог, мне помог Ройзман, мне помог Малёнкин, мне помог Шабалин. Я не употребляю наркотики и живу нормальной жизнью. Спасибо большое этим людям, и дай Бог им выстоять в этой неравной борьбе. Я уверенна,  меня поддержат очень многие, потому что я не одна,  нас много, таких спасённых девчонок и парней как я!!!

                                                                                     11 ноября 2012г.   

Бывшая реабилитантка Женского реабилитационного центра Фонд «Город без наркотиков» п. Сарапулка.




?

Log in